Современная концепция кремационной архитектуры. Учет функций кремационного комплекса в архитектуре зданий крематория

Современная концепция кремационной архитектуры. Учет функций кремационного комплекса в архитектуре зданий крематория:

Современная концепция развития кремационной практики подразумевает реализацию двух функций: утилитарную функцию предания тела огню и захоронение останков - праха в колумбарии и монументально - церемониальную функцию по организации траурных церемоний и гражданских панихид.

С самого начала (1876 год в Италии и в США) и до последнего времени практика проектирования и строительства крематориев объединяет в одном здании два основных процесса: церемониал прощания и сожжение тела умершего человека. Первый процесс духовно-мировоззренческий, нравственно-психологический. Второй - утилитарный.

Анализ деятельности крематориев показывает, что на территории крематория протекают и другие процессы, например, транспортный: доставка умерших, эвакуация из домов для предкремационного сохранения, прибытие и убытие траурных автомобильных кортежей с участниками похорон; прием заказов на кремацию с оформлением соответствующих документов; предоставление и доставка похоронных принадлежностей; проведение траурных ритуалов прощания; колумбарное погребение в Парке скорби.

В функциональном отношении эти многие процессы, происходящие в крематории, образуют две совместимые и несовместимые группы. К совместимым процессам, проходящим на территории кремационного комплекса можно отнести транспортный процесс и торжественно-траурный обряд прощания. Остальные процессы: кремация и обработка кремированных останков, вручение и захоронение погребальных урн в землю или замуровка урн в колумбарий, посещение мест захоронений, молебны в часовнях и храме, расположенных на территории колумбарного парка, производство и продажа похоронных принадлежностей, памятников, колумбарных и мемориальных плит, организация поминок - функционально связаны с обрядовым процессом и обеспечивающим его транспортным процессом, и, по сути, соединены с ними механически.

Совмещение в одном здании полярных процессов не позволяет их оптимизировать, усложняет решение архитектурного образа здания, приводит к трудностям в эксплуатации и, как следует из опыта исследуемых нами многих крематориев, приводит к ограничению возможности расширения кремационной части здания.

В Западной Европе эту задачу пытаются решить с помощью обособления церемониального и кремационного процессов, каждый из которых протекает в отдельном здании, а сами здания отстоят одно от другого на территории крематория, так развивают кремационные комплексы в Германии, Италии, Франции, Швеции. Первые попытки заимствование этого опыта предприняты и в Москве, где сегодня создано несколько похоронных домов, в которых осуществляется так называемая фальш-кремация.

Однако было бы поспешным называть тип крематория, в котором обрядовый и кремационный процессы протекают в одном здании, устаревшим. Безусловным минусом такого архитектурно-проектировочного решения является значительное удорожание комплекса за счет строительства двух самостоятельных отдельно стоящих здания.

Кроме того, такое формально логически обоснованное решение и кажущееся поэтому привлекательным на первый взгляд, не позволяет использовать для обогрева второго здания дешевое тепло и горячую воду, получаемых в ходе кремации.

Учет ошибок при проектировании крематориев. Эргономика крематория

Сегодняшних архитекторов подстерегает немало трудностей при проектировании кремационных комплексов. К сожалению, инфернальная архитектура осталась за бортом научного интереса ученых-архитекторов, отсутствуют в литературе практические рекомендации по проектированию крематориев. В данной работе, предпринята попытка впервые обобщить зарубежный и отечественный опыт, сформулировать некоторые рекомендации.

Экология похорон в первую очередь связана с проблемой потребных для них пространств. Архитектурный аспект здорового пространства при осуществлении похоронной деятельности в России практически никак не учитывается, что приводит к игнорированию эргономики - науки о пространстве и его качествах. При проектировании похоронных объектов (похоронных домов, моргов, залов прощаний, крематориев) эргономическая информация практически не применяется, и потому в траурных постройках участники скорбных событий лишены не только комфорта, но и элементарных удобств. Среди часто повторяющихся ошибок при проектировании крематориев можно выделить следующие:

  • отсутствие разделения встречных потоков участников траурных церемоний, а также клиентов - заказчиков и получателей урн с прахом;
  • отсутствие гардеробов для верхней одежды, буфетов, специальных зон успокоения и воспоминаний,
  • обустройство скользких травмоопасных полов из полированного гранита, наличие лестниц на пути процессии, что приводит к частым падениям и даже увечьям, поскольку в скорбные минуты внимание людей рассеянное; отсутствие на путях движения пандусов, специальных поручней для обеспечения доступности крематориев для инвалидов и маломобильных групп населения;
  • прокладка подъездной дороги к главному входу с левой стороны без учёта правил правостороннего автомобильного движения и традиции использования катафалков - автобусов для перевозки гроба с телом и участников траурной церемонии;
  • слабая звукоизоляция залов прощания от санузлов, вестибюля, вентиляционных установок, зала печей, технологического коридора;
  • отсутствие комнат для молений и поминовений (поминальных трапез);
  • устройство порогов в дверных проёмах на пути следования тележек с гробами;
  • проектирование залов прощаний без учёта акустических требований и оптимальных условий восприятия речи и звука;
  • применение подвесных потолков, накапливающих неприятные запахи и ядовитые газы;
  • применение панелей, древесно-стружечных материалов, не позволяющих осуществлять регулярную мокрую помывку и дезинфекцию стен;
  • проектирование холодильных камер без учёта пропускной способности залов прощаний, необходимости двух - трёхсуточного сохранения умерших и 10% необходимости длительного (7-15 дней) сохранения умерших;
  • отсутствие загрузочных тележек в кремационную печь;
  • отсутствие ионизаторов очистки воздуха, бактерицидных ламп для обеззараживания помещений, в которых экспонируются, сохраняются и кремируются тела умерших.

Все выше перечисленные типичные ошибки в проектах уже действующих крематориев в России, СНГ, за рубежом в полной мере учтены при проектировании Новосибирского крематория.

Архитектурный стиль новосибирского крематория

Используя рекомендации известного русского специалиста в области кремационной архитектуры в основу Новосибирского Крематория положен классический стиль. Здание крематория представляет собой купольное сооружение, сочетающее в себе одновременно черты собора и обсерватории. Инновационность для Новосибирска новой похоронной технологии заложена в космизме архитектурной формы здания. "Уход в небо, отлёт душ" подчёркивается и внешним обрамлением здания по всему его периметру колумбарной стеной, отражающей античное представление о колумбарии как "обители голубей", т.е. душ, взлетевших в небо.

Авторы проекта (главный архитектор проекта Л.Г. Казакова, НГСПИ) исходили из того, что в основу траурного зала начала XXI века, должен быть положен, в качестве основополагающего, - принцип гармонии природы, культуры, духовности, науки и техники. Именно классика, выбранная в качестве основополагающего принципа архитектурных решений крематория, способна наиболее полно выразить всю гамму светлых чувств, состояний, чаяний скорбящих людей. Благодаря такому подходу, в центр внимания в Новосибирском крематории поставлено не потустороннее, не скорбно-мистическое. Крематорий строят для живого человека, который оценивая опыт ушедших, способен видеть оптимистические мотивы в самом явлении смерти.

В ходе подготовки диплома проанализировано более 60 проектов крематориев в Европе, Америке, Китае. Конечно, архитектура крематориев Германии, Италии, Англии тяготеющая к классицизму заметно отличается от конструктивистских, функциональных решений американского опыта в архитектуре крематориев. Хотя и в Америке немало примеров синтетических архитектурных решений. В Чехии, Франции и Швеции крематории строили больше в стиле модерн, а в Китае крематорные комплексы отчетливо прослеживают религиозно-национальные признаки. Суммируя увиденный архитектурный опыт многих поколений архитекторов мира, в Новосибирске твердо выбран стиль классицизма.

Этому стилю несколько веков. Его возрождали многократно в разных странах и в разных изобразительных жанрах. Всякий раз после очередного витка классических форм, классицизм приобретал что-то новое, обогащался неординарными трактовками, элементами, решениями. Но всегда вот уже более трех веков, он сохранял основное, незыблемое, что отличает его от других стилей.

Современные архитекторы-классики по сути реализуют простые решения. В предлагаемых для застройки ландшафт вписывают знакомые всем "останки" древних цивилизаций, сохраняя при этом природой дарованный этому стилю фундаментализм. Какой иной стиль, кроме классицизма, способен так естественно сочетаться с фундаментальными идеями кремации?, так гармонично, не кричаще выразить общественное чувство скорби и коллективную память?

В классицизме все чисто. Пороки и добродетели распределены четко, как свет и тени. Мужественный герой мужественен до конца, любящая женщина любит до гроба. Это легко читается при посещении европейских некрополей и кладбищ урн. Именно эти идеи призваны проиллюстрировать скульптурно-парковые композиции будущего новосибирского колумбария. Поскольку переходы и оттенки у классицизма не в чести, то и в нашем проекте многое схематично и подчинено главной гуманистической идее: смерть - продолжение жизни.

Не случайно, классицизм стал колыбелью многих последующих стилей, например романтизма, ведь основа классицизма - в возвышении образа, в эстетическом преобразовании природной формы, наделение её повышенной эмоциональностью. В этом же мы находим и главный смысл кремации - освободить душу от тленной оболочки, чтобы возвыситься и воскреснуть.

Мотив "сквозных" колоннад по типу колоннады Казанского собора в Санкт-Петербурге связывает архитектурные элементы в виде каре, позволяет активно включить все парковые скульптурные элементы в самое ядро комплекса.

Смысловой сутью всего архитектурного ансамбля, безусловно, должна стать скульптура ангела, выполненная по нашему заказу в Италии. Ангел, высотой два метра, будет венчать купол крематория, который имеет 12 метров в диаметре и покоится на барабане, имеющем три метра в высоту. В сочетании с парковой конкретно-мемориальной семантикой, устремленный в небо и одновременно охраняющий жизнь и благо живущих, ангел символизирует благородство, заботу, чистоту мирских помыслов, бесконечность бытия, гуманную философию жизни, которая с трудом, но все же пробивает себе дорогу в наше непростое время.

Что касается отделочных материалов, то проведенный сравнительный анализ двух праматериалов - керамика и камень, предпочтение отдано плитке, в особенности ее новой разновидности - керамограниту. Керамика была изобретена на заре человечества, почти 6 тысячелетий назад, когда обоженная глина стала использоваться при строительстве и украшении храмовых сооружений. Керамическая плитка пережила возведение Вавилонской башни, строительство пирамид, гибель Атлантиды и гомеровскую Трою. Десять веков назад искусство глазурованной керамики с Востока пришло в Древнюю Русь и прижилось роскошными изразцами. Разные люди в разных странах тысячелетиями делали керамическую плитку по неизменной классической технологии - глина, вода, глазурь, огонь. Последнее, во многом символично. Для оформления здания, предназначенного для предания огню умерших тел, предложено использовать исключительно материал, полученный обжигом. Плитка "под антик" - главный элемент интерьеров крематория.

Нельзя не заметить, что архитектурный комплекс новосибирского крематория во многом символичен. Каждая архитектурная составляющая крематория имеет выход из предметной плоскости в иную филосовско-мировоззренческую сферу: купол главного вестибюля, подчеркивающий соборность здания - символизирует небо; ангел - заботу небесных сил о том, чтобы мирские помыслы живущих были чистыми, а не рентными. Сам же колумбарий, который переводится с латыни как "обиталище голубей", ассоциируется с перевоплощением, с античным пониманием символа улетающей души.

Так естественно и гармонично без излишней патетики в проекте крематория сплелись два архитектурных стиля: классицизм и символизм. С таким видением трудно не согласиться. О смерти невозможно рассказать только обычным человеческим языком. Смерть явление многоплановое. Разные его смыслы могут быть расшифрованы с помощью других языков: язык архитектуры, язык символов, язык образов.

В основу ритуальной деятельности Новосибирского крематория заложена идея религиозной толерантности. Архитектурно - планировочные решения предусматривают на фасаде здания обустройство специальных ниш, каждая из которых посвящена отдельной религии: ниша Русской Православной церкви, ниша Римско-католической церкви, буддистская ниша…. В Новосибирске будет впервые реализован проект, когда под одной крышей, в одном здании соберутся разные религии, включая те, по канонам которых тело должно быть погребено в землю. Инвесторы и руководство крематория постарались убедить ведущих новосибирских религиозных деятелей поддержать эту уникальную инициативу. Получено принципиальное согласие и одобрение на обустройство ниш разных религий и на совершение обряда отпевания накануне кремации. По проекту в Парке Скорби предусмотрено возведение Православной и Католической часовен, пагоды со скульптурой Будды.

Учет психологических факторов в проекте Новосибирского крематория:

Траурная обрядовая церемония преследует цель воспитания живущих на опыте ушедших поколений. Вместе с тем одна из основных ее задач - принести облегчение, утешить находящегося в трауре путем проведения специальных обрядов, призванных утешить, сопереживать, сочувствовать в горе. Обрядовые процессы столь значимы и столь сильны по воздействию, что нуждаются в специальной среде. Такой средой является здание крематория с его залами прощания и вестибюлями. Уже само здание, его архитектура, дизайн и атрибутика, где происходит обогащенная новыми техническими приемами церемония сопровождения усопших в последний путь, становится мощным средством воздействия на людей.

Предлагаемый проект здания крематория в Новосибирске призван преобразовать траурное сооружение в объект для проведения прощального церемониала в комфортной, достойный, эстетически - решенной среде и проявить должную заботу о здоровье участвующих в похоронах.

В процессе проектирования ритуального здания крематория архитектору приходится решать две основные задачи обслуживания: создание системы, обеспечивающей нормальное (заданное) прохождения по ней обслуживаемого потока и в то же время формирование обрядовой среды, наиболее полно оказывающей идейно-психологическое, духовно-нравственное воздействие на участников церемонии.

Решение задачи эмоционального воздействия представляет наибольшую трудность, поскольку предъявляет архитектору многие образно-композиционные требования. Главная задача - создать нужный эмоциональный климат для сообщения участникам церемонии известной скорбной информации посредством воздействия на психику через архитектурно-художественное восприятие. Этот климат должен формировать и поддерживать траурно-торжественное настроение присутствующих в зале.

Траурное решение здания одна из наиболее трудных архитектурных задач. Это решение связано с созданием особого психо - эмоционального состояния у человека, входящего в зрительный контакт с крематорием. В основу проектирования цепочки: вход - вестибюль - траурный зал - положено так называемое правило "воронки", когда кроме воспринимаемой сознательно (информация прямого воздействия), человек получает добавочные информационные коды, заложенные в архитектуре и дизайне здания. Поскольку здание крематория в экстерьере воспринимается в период окончания формирования настроения, решение его фасада должно поддерживать нарастание торжественности (колоннада, купол, парадная лестница).

При входе в крематорий возбуждение возрастает и достигает более высокого уровня. Вестибюль, где происходит накопление участников церемоний, призван способствовать некоторой адаптации, уменьшению эмоционального фона доминантного состояния, восстановить способность внешней ориентации, увести сознание в философско-созерцательную плоскость (внутреннее оформление купола, струящийся естественный свет сквозь узкие вертикальные окна, натяжной потолок, напоминающий голубое светлое небо, скульптуры из разряда "прамонументов" - пирамида, шар, куб, выполненных из камня, стеклянная (хрустальная) лестница, уходящая вверх, в "никуда".

Начало церемонии прощания требует создания нового, более сильного впечатления торжественности. Эту задачу выполняет ритуальное шествие в зал. Архитектурный приём, используемый в Новосибирском крематории, основан на том, что у шествующих сужается поле зрения и появляется возможность более детального восприятия видимой части интерьера (бронзовая скульптура скорбящей женщины, настенные гирлянды из камня, тяжёлые резные распашные двери (врата) из дуба). Здесь, в предзальной зоне, происходит восприятие при рассеянном внимании к внешним условием. Поэтому архитектурно - дизайнерские решения взвешенно - ёмкие.

Наиболее сильный в этой цепи впечатлений - вход в траурный зал. Именно зал должен завершить формирование зрительного образа всего ритуального здания. Предельной высоты возбуждение достигает в период кульминации церемонии; иногда это возбуждение доходит до аффектации.

Выход из зала должен снять напряжение до состояния, при котором сохраняется доминирующее траурное настроение, но при этом возвращается возможность сознательной внешней ориентации. Это вторая адаптация эмоционального состояния, которая происходит на фоне выхода из помещения на улицу, и, затем, в колумбарный парк, в центре которого располагается бронзовая стела "Улетающие в небо голуби" (голубь - символ колумбария, на крыльях голубей души умерших взлетают в небо).

Выходя из здания крематория участники церемонии попадают в крытую колумбарную галерею, опоясывающую все здание крематория и разбитую на секции, каждая из которых предваряется арочной нишей. Таких ниш по всему периметру здания - 10. Часть из них имеет религиозное оформление (православная ниша, католическая ниша, буддийская ниша). Остальные ниши украшены скульптурами и вазами из бронзы и камня.

Новизна архитектурно-планировочных решений Новосибиркого крематория:

  • Новосибирский крематорий - первый в России купольный крематорий с стиле классицизма;
  • впервые фасад здания крематория по всему периметру предложено использовать в качестве встроенного колумбария;
  • впервые применен новый размер колумбарных ниш 400х400х300 мм, позволяющий использовать, наряду с дорогими плитами из мрамора и гранита, дешевые керамические плитки различной цветовой гаммы;
  • с целью гармоничного объединения функций и разделения встречных людских потоков впервые в России предложен технологический коридор общей протяженностью 85 метров;
  • впервые проведен анализ зарубежного и отечественного опыта в кремационной архитектуре за 100 лет, подготовлены реестр технико-планировочных ошибок и рекомендации по проектированию крематориев;
  • впервые в России в проекте крематория предусмотрены пандусы, специальные поручни, туалетные комнаты для доступа в крематорий инвалидов и маломобильных групп населения;
  • впервые в качестве объединяющей идеи главного символа кремации использован голубь, на крыльях которого "душа улетает в небо", и его обиталище - "колумбус" - колумбарий - место, где гнездятся голуби;
  • впервые в основу архитектурно-ландшафных решений положен принцип религиозной толерантности, объединяющий в кремационном комплексе различные вероисповедания;
  • впервые в практике российских крематориев предложено использовать автоматические дезодорирующие устройства (воздухоочистители электронные), бактерицидные лампы для обеззараживания помещений и очистки воздуха;
  • разработаны принципиально новые знаки безопасности поведения персонала и людей в здании крематория и в колумбарном парке;
  • впервые в здании крематория предложено обустроить буфет и две комнаты поминовения (трапезные для поминальных обедов).

Колумбарный парк

Территория парка общей площадью 5,7 га непосредственно примыкает к зданию крематория. Парк имеет естественный уклон в сторону городской черты. Здание крематория расположено в его самой верхней точке и своей колонадой, которая имеет вид каре, обрамляет парк с восточной стороны, задает правую и левую границы парка. Благодаря уклону у архитекторов имеется возможность разбить парковую зону на три террасы.

Центральное место в парке занимает стела, выполненная из металлического каркаса, стилизованного под дерево, ветки которого украшают бронзовые голуби. Голубь - главный символ колумбария и кремации в целом. Именно на крыльях белых голубей души умерших после кремации тел взлетают на небо. Стелу венчает бронзовая скульптура девушки, выпускающей из своих рук голубя. Стела установлена в центре так называемого "Поля жизни", где будет развеиваться прах кремированных, если на то будет соответствующее волеизъявление.

Одухотворить окружающую среду парка призваны культовые сооружения: православный храм и часовня, католическая часовня, буддистский храм. Предполагается, что последний будет установлен на мостике, который перекрывает небольшое озеро, расположенное на въезде (входе в парк).

Ротонды, арки, вазоны, обелиски - все это составная часть мировоззренческо-эстетического содержания парка. Что же касается собственно крематория с нишами для замуровки урн с прахом, то ниши будут размещаться как в четырехметровой стене, опоясывающей парк по всему периметру, так и в индивидуальных семейных склепах, обелисках и постаментах. Именно в индивидуальных памятниках, как показывает история, проявляется отношение человека к бытию. И если само здание решено в стиле классицизма, то нет сомнения, со временем Парк скорби станет вместилещем разных архитектурных стилей и направлений, отражающих эстетические пристрастия, духовные веяния времени, в котором жили погребенные в колумбарии люди. Это будет длительный процесс естественного синтеза архитектурных вкусов живущих людей. Колумбарный парк, по сути, это коллективное зодчество памятников.

Исходя из большой потребности в альтернативных пространствах, свободных уединенных парковых зонах, сегодня можно утверждать, что в будущем Парк скорби с его уникальным природным ландшафтом, высокой культурой и эстетикой организации пространства, станет значимым и часто посещаемым местом, местом встречи настоящего и прошлого, живущих и умерших, местом воспоминаний и проникновения в будущее.

Производственный процесс

Тело усопшего поступает в крематорий и помещается в холодильную камеру. В крематорий приходят родственники усопшего, которые в зале прощания прощаются с покойным. Затем тело умершего через технологический коридор поступает в зал печей, где кремируется. После кремации, которая занимает 60 -70 минут, продукты сгорания собираются в специальном контейнере и подаются на участок измельчения. После дробления в кремуляторе продукты сгорания пересыпаются в пластиковую капсулу, которая после оформления передается заказчику.

В обоих залах прощания предусмотрена так называемая "фальш-кремация". Для этого в стене позади постамента, на котором устанавливается гроб, предусмотрен проем, стилизованный под печные двери-заслонки. Через этот проем после ритуала прощания гроб с покойным медленно уезжает за стену.

Интерьеры крематория:

Новосибирский крематорий состоит из приподнятого пространства, в котором расположен огромный вестибюль. Вестибюль украшает бронзовая скульптура женщины, возлагающей цветы. Это не богоматерь, в образе нет ничего религиозного. Изготовлена скульптура итальянским мастером и уже доставлена в Новосибирск. Привезенная скульптура - в человеческий рост будет установлена на постаменте в нише вестибюля. Справа и слева от нее - две балюстрады и ступени, ведущие в два зала прощаний. Первый - большой, более 250 кв. метров, решен в греческом стиле: колонны, портик над постаментом, где устанавливается гроб; гирлянды, ниши, кронштейны. Здесь нет места вычурности, нет места для отвлекающего помпезного стиля "ампир", и тем более "рококко". За скульптурное решение этого зала взялся председатель Новосибирского Союза Художников, известный скульптор Арам Григорян. Уже приготовлены первые эскизы.

Второй зал - бронзовый. Весь декор и скульптуры бронзовые. Много гранита, мрамора. Литье итальянское: уже в Новосибирске. Первый зал по своей атмосфере, стилевым решениям, тяготеет к архитектуре Православия (исторические элементы Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге, Храма Христа Спасителя в Москве). Второй малый зал воспринял признаки католицизма. Хотя прямых указаний на конфессиональное присутствие нет: в оформлении вестибюля и обоих залов прощаний не должно быть религиозной символики. Символы разных вероисповеданий вынесены вне здания, на фасад.

В создании интерьера используются витражи, лепные украшения, металл, особые светильники, придающие притемнением скорбную торжественность помещению. Для установки венков, корзин с цветами, бархатных подушечек с орденами и медалями и других траурных атрибутов предусмотрены красивые подставки.

Отделочные материалы

На первый взгляд, волнующая красота весомых натуральных материалов кажется непревзойденной, а с учетом исторического опыта в архитектуре крематориев, представляется, что именно натуральный камень в наибольшей степени соответствует целям и эстетическим особенностям этого траурного здания. Однако при детальном изучении свойств натурального камня, обнаруживаются существенные его недостатки.

Камень - порист, испещрен прожилками. Жидкости, пролитые на такую поверхность, легко впитываются, изменяя окраску камня, превращая глянцевую поверхность в матовую. В крематории такое свойство натурального камня крайне нежелательно. Гробы, как известно, текут, просачиваясь в поры и щели в камне. Трупная жидкость может создавать идеальную среду для размножения спор, бактерий, вирусов и представлять реальную угрозу для персонала и посетителей крематория.

Известно, что даже максимально твердому камню долгое и благополучное существование не гарантировано, поскольку изначально любой камень - хрупкий материал. Камень может расколоться даже от незначительного удара. На первый взгляд кажущийся идеальным по качеству и структуре отделочным материалом, камень, приносит немало хлопот во время эксплуатации, особенно если за ним неправильно и несвоевременно ухаживать. Каменные поверхности, наиболее сильно подверженные механическому и химическому воздействию, поцарапанные обувью и протравленные моющимися химическими средствами, нередко требуют переполировки, которая может обойтись дороже, чем укладка новой керамической плиткой. К тому же, в силу своего магматического происхождения граниты имеют повышенный радиационный фон, о чем в литературе принято умалчивать.

Камень крошится. Кроме того, при распиловке натурального камня, трудно добиться небольшой толщины заготовочной плиты практически невозможно подобрать однородную текстуру и фактуру.

В нашей российской архитектуре спектр натурального камня не велик: мрамор, гранит, травердин, известковый туф, песчаник, лабрадорит (разновидность гранита, отличающаяся своим характерным блеском из-за вкраплений слюды). Это значит, что возможность у архитекторов для воплощения замысла создания особой атмосферы в залах крематория во многом традиционна и ограниченна.

Камень и керамическая плитка относятся к "праматериалам", т.е. к таким строительным материалам, которые открывали эпоху строительства еще у древних людей. Это были первые доступные материалы, которыми воспользовалось человечество для обустройства своих жилищ. Оба эти материала в равной степени претендовали на то, чтобы быть использованными при строительстве крематория.

Поскольку камень и керамическая плитка являются частью структуры здания, они должны отвечать требованиям эстетики, функциональности и безопасности. Сравнительный анализ натурального камня, керамической плитки и керамического гранита наглядно показывает преимущества последнего. Керамический гранит намного превосходит натуральный камень практически по всем потребительским свойствам и техническим характеристикам:

Сопротивление к истиранию - механическое поверхностное сопротивление у керамогранита наивысшее. Этот материал имеет более высокие эксплутационные характеристики.

Химическая стойкость - у керамогранита наивысшая стойкость к разрушающему воздействию химически активных веществ, входящих в состав порошков, дезинфицирующих жидкостей (только одна кислота - фтористоводородная, способная растворять стекло, растворяет и керамические материалы). Последнее обстоятельство крайне важно для такого типа сооружений, как крематорий, где требуется частая влажная обработка пола и стен с использованием синтетических моющих материалов.

Гигиеничность - керамогранит легок в чистке. Новые последние разработки наделяют керамогранит таким необычным свойством, как самоочищение. Обычные фасады, в том числе из натурального камня, требуют регулярного ухода и расходов на обслуживание. В случае с керамикой, покрытой специальным составом, это делает дождь, снег, ветер и солнце. Исследования убедительно демонстрируют - там, где нужна максимальная гигиена (именно это необходимо в первую очередь в крематории) - керамогранит и плитка предпочтительнее.

Светостойкость - если натуральные и некоторые синтетические материалы после длительного воздействия (крематорий строится на века) солнечного и даже искусственного света меняют свою окраску, выгорают, желтеют, то керамические материалы под воздействием света не меняются.

Огнестойкость - поскольку керамические материалы подвергаются обжигу во время их промышленного производства, они инертны, огнестойки (важное свойство для здания, основное производство которого связано с использованием газа), не выделяют токсических газов, обладают низкой теплопроводностью, не усиливают радиационный фон, при термическом воздействии сохраняют все свойства - пламя пожара не может изменить состав керамического материала.

Декоративность - керамическая плитка легко устанавливается, технология ее изготовления позволяет получать изделие любого цвета, любого оттенка, любого формата и конфигурации, с любым декором.

Возможные имитации керамогранита под натуральный камень - одно из значимых достоинств нового материала. Внешне он напоминает натуральный камень с присущими ему крапинками, разводами, сполохами. Но керамогранит окрашен гораздо равномернее, цветные вкрапления расположены более равномерно, чем у натурального камня. Кроме того, на поверхности керамогранита нет трещин и крупных вкраплений другого цвета. Это, безусловное преимущество, так как рисунок облицовочной поверхности - однороден, без беспорядочных полос и пятен, чего практически нельзя достичь при облицовке натуральным камнем.

В отделке крематория используется полированный, полуполированный, неполированный и противоскользящий керамогранит.

Прочность - специфическое свойство плитки, в особенности из керамогранита, которое отличает ее от многих других материалов сверхпрочностью. Это свойство является результатом воздействия обжигом.

В результате тепловой обработки в плитке происходят реакции, ведущие к образованию остеклованной структуры с повышенным внутренним сцеплением. Характер и сила химических связей, которые устанавливаются между элементами, являются такими, что они придают плитке особую прочность на разрыв и повышенное сопротивление деформации. Керамика и керамогранит нерастворимы и не деформируемы. В этом смысле никакой натуральный камень здесь не выдерживает конкуренции.

Повышенная несущая способность - керамогранит во многом превосходит по этому качеству натуральный камень. Такая плитка способна выдерживать без повреждений большие рабочие нагрузки (вес людей, в том числе на инвалидных колясках, вес тележек с гробом (до 350 кг), вес автокатафалков (тамбур).

Морозоустойчивость - отдельные сорта даже лучшего итальянского и греческого мрамора способны выдерживать до трехсот морозных циклов. И все же, натуральный камень не может и по этому качеству сравниться с новым керамогранитом, температурная амплитуда которого от -50 до +50 по Цельсию. Керамогранит во много раз плотнее, его структура напоминает стекло, а водопоглощение (что, собственно, является причиной низкой морозостойкости), составляет менее 1%.

Резюме

Кремационная архитектура, получившая взлет в начале ХХ века, в 40-60 годы оказалась в кризисе, - она перестала быть генератором новых идей и оказалась на долгие довоенные и послевоенные годы на периферии архитектурного сознания.

Показательно, что проявленные в бумажных проектах русскими архитекторами в начале ХХ века футурологические поиски кремационной архитектуры уже больше ни разу не повторились до конца века. Похоже, что подобное обращение архитекторов к теме крематориев с позиции космически-светского сооружения не проявится в новом столетии с той же огромной энергией, как это было век назад. Тому есть веская причина. Несмотря на то, что кремация в России существует уже около века, широкого распространения она не получила и предстоит большая работа по противостоянию устаревших стереотипов в "похороном" поведении людей, изменению установок на само явление смерти, убеждению населения в целесообразности и преимуществах этого вида погребения.

Работа эта осложняется тем, что большая часть россиян вернулась в церковь, у которой сдержанное отношение к кремации. Поэтому задача перед архитекторами сегодня принципиально иная, не такая как это было в начале прошлого столетия. В пролетарское атеистическое время важно было показать и доказать языком архитектуры связь крематория с Вселенским пространством, а не с христианской идеей, как это было в соборной архитектуре. Медицинский и экологический аспект придал кремации в начале прошлого века прогрессивный смысл, и кремационная архитектура отражала инновационность кремационной технологии. Речь в то время шла об открытой атеистической экспансии в космос.

В каком-то смысле нынешним архитекторам предстоит принять эстафету от архитекторов начала века, творивших в области инфернальной архитектуры. Сегодня перед архитекторами стоит задача: примирить, совместить сугубо светское сооружение, каким является крематорий с точки зрения его технологической начинки и основной, утилитарной функции, с идеями соборности, бесконечности существования взлетающей на небо души, грядущем возрождении тел из пепла.

Именно поэтому в архитектуре Новосибирского крематория присутствуют элементы, отражающие обе эти идеи, объединенные классическими стилевыми формами.

Как это ни амбициозно может показаться на первый взгляд, но конечная цель, которую должны достичь архитекторы крематория нового времени, может быть сформулирована как цепочка статусов проектируемого объекта: архитектурно-строительный памятник, градостроительно-охранная зона, памятник архитектуры, памятник всем умершим, монумент всем праведникам мира.

Именно этот путь архитектора, основанный на изначальной идее музеефикации проектируемого крематория в будущем может позволить архитектору достичь гармоничного сочетания новейших технологий кремации, высокого культурно-эстетического уровня интерьеров здания и священной духовной атмосферы ритуала смерти. (Если подходить строго, то превратить крематории в музеи вряд ли будет возможно уже в силу того, что это не дворцы "повседневной жизни"). Понятно, что ключ к решению триединой задачи лежит в классике - сквозных стилевых решениях, отражающих связь времен и эпох.

Разумеется, сегодня никто не станет заказывать архитекторам крематорий-памятник вроде "Тадж Махал", но в определенной мере такое стремление у проектировщиков создать некое новое культовое здание, где совершается таинство смерти, должно быть эмоционально, эстетически и логически осознанным.

Может быть это утверждение покажется спорным. Несомненно одно - архитектура крематориев не может развиваться в стилях "хай-тек", "модерн" или "неомодернизм", которые обречены через какие-то 15-20 лет быть опрокинутыми новыми архитектурными веяниями и, что важнее, обреченными на непонимание и отторжение будущими поколениями россиян.

С учетом вышеизложенного важно подчеркнуть: стилистическая нейтральность, незыблемость, всеобщая приемлемость классических форм - вот кредо, которым руководствовались архитекторы Новосибирского крематория.